OKNO logo by Christine Zeytounian-BelousКНО" № 5 (8)                                                                   
Оглавление Архив Авторам Главная страница

 

 Стихи



 

Читая Светония


Стёр светотени
     смелый Светоний,
чёрное с белым
     в одном флаконе
список доблестей,
     гадостей список:
как благолепен цезарь,
     как низок!
Образ глумится,
     меняя лица,
располовиненный
     цезарь двоится.
По определению
     он шизофреник
Так что прости меня,
     мой современник,
метод Светония
     метка доверия.
Шизофреничны мы все.
     Плюс империя.


*  *  *

Февраль. Включить компьютер Плакать
или не плакать вот вопрос.
Дай в интернете мне поплавать,
пока еще я твой матрос,
поэзия. Ты вождь пространства
и времени. Сменив перо
на электронное шаманство,
вернёшь ли веку серебро?
Люблю я тронутых тобою
в Сети девчонок и парней, -
они отмечены судьбою,
как радуга и соловей.
Авось насыщенный талантом
эфир, не знающий границ,
послужит мне и вам гарантом
от загазованных столиц.



*  *  *

После изгнания
Адама и Евы
в раю не осталось
ни одного человека!



*  *  *

В лес по грибы после всех
всё равно, что в поэзию
после Пушкина и Пастернака.
и всё таки

-- Кирилл Ковальджи (Москва)






*  *  *

Ночные тени перепрыгивают
Они заблудились и не знают дороги
В них напряжение архетипическое
Они звонкие как орехи беглые тени
Вдруг вырастают деревья на пути
Сине-зеленый цвет спеет на ветру
Это всего лишь кора деревьев
Утверждение догмата о

И сразу же погружение
В лунную поверхность
Тепло прикосновений
Преодоление ткани

Снова тишина
Снова лепет
Снов внят
Но




*  *  *

как будто берег и вершина сосны
манит и сыплет крылышками
вот-вот увидишь расступающую
ся земную поверхность пере
ходящую в поверхность воды
ы плы

там в невидимом солнцеблике
отразится твое лицо станет
на миг прозрачным пере
плы

дождь смешается с морем
в тот момент, когда ты пере
сечешь водный отрезок пути
в геометрической прогрессии
в терминах физики сакральной
ы плы

узнай еще что стоит за этим
что колышется после поверхности
на самых необходимых местах
где высказано прошлое
и убывает здесь
вместе с глотком
вина



*  *  *

придумать сюжет повести
размотать клубок вечности
послушно следовать за сюже
том там происходящее принять
действительное

найти ключ
через паузу
всего лишь




*  *  *

''Был он, коротко говоря,  наибольшим мировым поэтом
нынешнего века''

                                                     Роман Якобсон о Хлебникове


ну скажу об этом французам
ну скажу об этом немцам
ну скажу итальянцам
ну скажу испанцам
ну американцам
ну тринидад-тобагцам
ну вегетарьянцам
ну австралопитекам
ну...

-- Сергей Бирюков (Халле, Германия)






Девочка с курицей 


Девочка с курицей ходит гулять после двух.
Курица трепана, мучена в чем только дух? 

Девочка с курицей  в нашем подъезде живет.
Рыжая девочка, волосы цветом, как йод. 

Стоит ей только в дверях показаться, как тут
дети бросают  свои самокаты и скейты, бегут: 

Дай посмотреть, подержать, поводить где трава!
Нитка за ножку  привязана, тянется метра на два. 

Медленно дом  свою тень на лопатки кладет.
Рыжая девочка  томно беседу ведет.  

Слов не услышать, но ясно, все ясно и так:
в нашем дворе  появился разменный пятак. 

Девочка, кто  же тебе эту птицу живую принес?
Бабушка? Мама? Сестра? Даррелл? Брем? Дед Мороз?

Помню ее немигающий ягодный глаз.
Ходит, словно в  рапиде, битая, видно, не раз. 

Ни червяков не клюет, ни прочую мошкару.
Думает: сдохну, к чертям, я в такую жару. 

Ни одной лужицы нет во дворе, ни ручейка.
Бестолочь за ногу дергает, и не слегка. 

Аня, обедать! мама с балкона кричит, и весь разговор.
Девочка дергает  нитку. Как труп, волочит через  двор, 

но, спохватившись, игрушку под мышку сует.
Клюнет!   мальчишки кричат, но курица не клюет. 

Курица думает: как бы из Аниных рук
и на картину, что  накалякал Бурлюк 

Август кончается, вот уже в школу пора,
да и дворовая всем надоела игра. 

Солнце проело в газоне янтарную плешь.
осенью мама не скажет тебе, что ты ешь.



Хорошие манеры


Умоляю, оставьте мальчишке хоть сотню на чай!
Суд присяжных  небесный, увидите, это зачтет.
Мельхиоровой  вилкой у времени выколот час.
Пианино раскрыто, осклаблено, ждет. 

Выметает уборщик  с террасы опавшие листья лип.
Мог бы жить только с вами, я знаю вас столько  лет.
Саша-даша-наташа химеры; но вы я, кажется, влип
Не могу запретить  вам мечтать. Подайте, пожалуйста, хлеб. 

Злая?! Терплю десять лет вторжение в личную жизнь,
куда вас, простите, вообще-то никто не звал.
Вот и ваше рагу. Подгорело? решается парой клизм.
Заодно вымывают купаж восхищений, обид и похвал. 

На саксонском фарфоре приносят яблочный пай.
Мы есть центр, магнит, добыча внимательных слуг.
Тридцать мало, оставьте хоть сотню на чай!
Сразу видно, что вы не работаете, мой друг.




Загс и морг


Каждый раз,
когда иду от Сухаревки домой
и сворачиваю с проспекта
у загса,
душит дьявольский хохот:
наверное,
нигде больше загс и морг
не соседствуют так близко.

Идея захватила,
и однажды
я стала мерить расстояние
в шагах.

Оказалось
семьдесят пять.
Да два бреха собаки,
да вороны одиннадцать карканий.

-- Евгения Доброва (Москва)






(05. 16. 09. 05:48 am. Park Av & 93 St, NY, NY, USA)


Перспектива:
                        Парк авеню
Вниз, к океану.
Будто бы вместе с майским ветром
Высоко над Нью-Йорком
Пробежал кто-то
Большой и неслышный,
Роняя на бегу
Среди зеленой листвы деревьев
Красные капли светофоров.

Уходил, видать, раненным
С давних, неведомых мне разборок,
С места забытого боя
                                      С англичанами,
                                      Ирокезами.
                                      От полиции,
                                      От братвы,
                                      От ревнивого мужа подружки.
О, как хорошо,
Что об этом, обо всем
Уж точно никогда не узнаю.

Ничего не мог бы сказать.
Не думаю.

И не спросят.

Не должен.

Все это, все
До моей тут как это, - реинкарнации.
..

Только зелень листвы
В красных крапинках светофоров.

Еще пара секунд,
И также по очереди
Сами перебегут в зеленое.

Свобода

Америка


-- Виктор Санчук (Нью-Йорк)






Апокалипсинки
 

Апокалипсис
дивный  льдистый
Апокалипсис
дымный  илистый
ай ты ой еси
напугалиси
нафугасились
ноги уноси
ать-два
сигА  вкуси
ать-два
фигА  соси
проси не проси
как хош голоси
гой ты гей еси
смута
на
Руси

-- Михаил Малов (Санкт-Петербург)





Простое зеленое


И простое зеленое Я человек
Обрастает ужасным Прибытием поезда.
Целлюлозой беременный лиственный лес,
Медвежатник, стрекочущий цифрами в гнезда,
На бумажке код сейфа записанный... След
Оставляют Люмьеры светящийся точки,
Предвещая рассвет.

-- Илья Байбиков (Иерусалим)





*  *  *

Не надоедаю, не восклицаю.
Цезура: слушаю и примечаю,
Часто оживленно.

Не в империи на ее руинах.
Та же тина действующих лиц,
Иногда суммированных.

Не в "НЕ" без предпочтений.
Бросок к прогрессу и таинству;
Читай: к неравенству.

Мысль в сторону реши сама.
Анналы ложной цивилизации:
Холодные словеса.

-- Виктория Мамонова (Санкт-Петербург)





Банши


Наконец и по мне,
                     по моей облапошенной жизни
Причитать и рыдать
                     белокурая примется банши.
Где была же ты, злая подруга,
                     с бессмысленной тризной
Лет на пять или даже на десять,
                     но только пораньше?
Для чего свои гадкие перья
                     изогнутым клювом
Начищала ты будто для славной
                     хмельной вечеринки?
Может, стаю свою позовёшь 
                     и я крови налью вам
Из артерий, разорванных
                     в нашем слепом поединке.
Приходила б тогда,
                     когда сил было вдоволь, удачи,
В то счастливое время,
                     когда бы на равных мы были.
А сейчас Не хочу,
                     но ведь слышу, как люди судачат,
Как глаза с облегченьем
                     не я! от меня отводили.
Белых стен тишина,
                     проводов бесконечная жила,
Только вечная боль позади?
                     впереди? в моей клетке.
Ты бы, банши моя белокурая,
                     мне удружила:
Хватит плакать и петь,
                     просто выдерни шнур из розетки.

-- Анна Смирнова (Москва)




the end


идя на свет тускнеющий и лживый
в котором ты цветешь зеленой тьмой
где неба цвет седой невыносимый
гниющий синий красный голубой

идя вперед прищурясь по привычке
юнец наивный заблудившийся в весне
садов усталых где деревья-спички
горят под солнцем в сонной тишине

я тут сидел вымарывая вязью
сквозь пот и кровь пройдя пчелиный ад
слепую боль что жжет чернильной грязью
но эту боль я не верну назад

тебе которую за все благодарю я
за эти яблоки за правду и за ложь
идя на свет что нас вдвоем воруя
бросает в тени но смотри не трожь

-- Денис Балин (Ленинградская обл.)





8

Желтый ветер блуждал меж стареющих сосен.
Я попала в тупик, в бесконечную восемь.
Шевелились стволы и гудели машины,
И казалось, что рот мне иглою зашили.

-- Анна Зинштейн (Санкт-Петербург)





Душа


Я крепко обнял  свою душу. 
- Нет, ты  чужой! сказала она.
Я снова обнял свою душу.
- Не вовремя! заявила душа. 
Но я ее не слушал... 

-- Юрий Тубольцев (Регенсбург, Германия)