OKNO logo by Christine Zeytounian-Belous"ОКНО" № 1 (4)                                                                   
Оглавление Архив Авторам Главная страница


Стихи


* * *

 
Когда Ахилл догонит черепаху
он ей подарит череп свой
– Вот черепаха череп мой
он панцирь твой
о черепаха


Когда свой щит расколет Ахиллес
луна на небе превратится в месяц
но возродится ровно через месяц
когда свой щит находит Ахиллес

 

 
* * *

 
Кому зачем
нужна моя печаль?
но
моя печаль
печальна
изначаль-
но

 

 
* * *

 
Я вижу как перегоняя друг друга
хищные птицы
кроят другое пространство
странствуя в ножницах
между двумя крылами
Я обретаю только свое пространство
Весь мир можно переименовать
но невозможно наименовать
Множество слов которые я забыл
это обломки мира который был
Все слова которые я изобрел
мир не понял
и стало быть не обрел
Повтори заново все слова
потому что не сказаны все слова
слезы состоят из воды
а вода из слез
это все слова
которые я произнес

­-- Константин Кедров (Москва)


 

*  *  *

 
Где-то, кто-то,
неопределённо.
Что ты косо
смотришь, удивлённо?


Отрок ли, девица,
нечего дивиться,
нечего коситься,
чубчик ли, косица.

 
Все вы юны, юны, юны,
в головах бряцают струны,
посинение в очах.
Цапля чахла, цапля сохла
— нет-нет-нет, она не сдохла,
стихотворец — тот зачах.

 

 
*  *  *

 
Молчание бывает музыкой.
Речение бывает шумом.
Но тот ручей в ущелье узеньком
журчит на языке заумном

 
то главное, невыразимое,
чего не скажешь ни словами,
ни нотами. И то, предзимнее,
как иней между мной и вами.

 

 

*  *  *

 
Но музыка — и в ухе
глухом она звучит.
И различатся духи,
и добрый дух смолчит,

 
пока ее ты слушаешь,
и слушаешь, и слушаешь
не потому что уши есть,
а потому что... Нет,
без всяких потому что,
затем что, оттого что.
Как мышку ловит кошка,
так ловят звуки свет.

-- Наталья Горбаневская (Париж)

 

 


Вьетнамстих

 
Во Вьетнаме, как будто в младенчестве,
все добры к тебе, ручкой машут.
По-собачьи, не по-человечески,
я плыву – только землю так пашут.
Чтобы выросли пальмы с кокосами,
что на голову падают – хрясть!
Пальмы с яйцами, как бы с вопросами:
а от солнца сгорать тебе – всласть?
Лопухами бананов спеленатый,
ананас обгрызаешь в тенечке,
для младенца нет тихого омута,
шторм медуз превращает в лепешки.
Океан – да, он лижется ласково
шлет тигровых креветок букет,
а потом, с полосатой раскраскою,
как взревет! И не сыщешь скелет.

 

 

Без горячей воды


Свежевыжатый воздух
постоялой Москвы.
Даже слипся подшерсток
без горячей воды.
Есть где мыться французу,
немец чист как слеза,
лишь народ нецензурный,
быстропортящийся,
недостоин быть вымыт
из проржавленных труб,
из-под глыбы он вынут
и отправлен под спуд.





Стих
 

Голову свело.
Будто в ней мускулатура.
Может, в ней макулатура –
букв кромешных полкило?
Все в газетные кульки
Расфасованы бедняцки,
и советские мальки
буквы ловят. Буквы – цацки.
Было так, а стало – нет.
Слов
– контейнер, буквы слиплись,
поломались: и как z.
Ссылка, ссылка, кликнись, кликнись.

Жесткий – диск, а был – отпор.
Русский вор-топор-забор
тренеру и тренажеру
служит и не знает мору.
В свете модна буква э,
эксклюзивна и элитна,
а в контейнере на дне
лает я, негабаритна.
Рядом дремлет неформат.
Он на гада не науськан.
И неважно, кто там гад,
главное – играет мускул.

 
-- Татьяна Щербина (Москва)

 

 
 

Бурлюк в Нью-Йорке

 
уплыл в америку бурлюк
уплыл и точка
бурлюк в нью-йорке как бирюк
волк-одиночка
— володя ау
тишина
— витенька
тишина
— круча
молчание
не отзывается даже брик
грустен старик
он говорит сам с собой
как ранее с володей витей алексеем
он пишет с каждым днем все лучше и лучше
стеклянные-оловянные глаза небоскребов
смотрят на него
и ничего не видят

 


Берлин

 
лебеди на шпрее
зайчики в шарлоттенбурге
дочка радостно скачущая козленком

 

 
 

* * *

 
осень мороз

высокий человек идет через поле

один

кто этот человек
почему он идет один

что я могу сказать
самому себе

 
-- Евгений Степанов (Москва)

 

 

 

Язычные сады

 
Сад итальянского языка подобен райскому
каждое дерево мужчина – Адам
каждый плод женщина – Ева

 
melagrano
– гранат
melagrana
–  граната

 
pero
– груш
pera
– груша

 
amareno
– вишнь
amarena
– вишня

 
mandorlo
– миндаль
mandorla
– миндалина

 
melo
– яблонь
mela
– яблока

 
В садах русского языка
от мужчин происходят мужчины
от женщин женщины

 
гранат – гранат
груша – груша
вишня – вишня
миндаль – миндаль

 
только от яблони –
нечто среднего рода – яблоко

 
Впрочем немецкий
Apfelbaum
произвел себе подобный
Apfel

 
В англоязычных садах все –
it
итого – полная бесполость

 

 

 пREDзимье

 
наCOLDовала осень холод
и птицы гнезд не view’т
а смотрят в небо
пуSKY летят за KRY небес
печаль надSADным криком над садом
От WAS GLASS'ов
стекло воды живое
в заLIVE раскололось
На черном оBLACK'е
заката B
URN’ого ожог
Уже ночной пляSUN SET'ями ловит звезды
стареющего GOD’а
и
LIPнет красный лист к губам

  

 
Дождь

 
Пинцеты пальцев
множат круги на лужах –
колодцах неба.

-- Елена Кацюба (Москва)

 

 

  
Логика

 
Мы прибегаем к насилию потому что вы бунтуете
Если бы вы не бунтовали мы не прибегали бы к насилию
Когда прекратите бунтовать мы не станем прибегать к насилию

 
И скажем тогда
Вам вовсе незачем бунтовать
Ведь мы не прибегаем к насилию

 

 

* * *

власть как всегда
кровь с молоком
но главным образом 
кровь

 

 


* * *

 
от нечего делать

 
от некого любить

 
от некого убить

 
-- Ежи Чех (Познань, Польша)

 

  


Вопросы к ним

 
Зачем вы мне это говорите?
Зачем вы мне это говорите?
Зачем вы мне это говорите?
Зачем вы мне это говорите?

 
Зачем
(вы мне это говорите?)

Зачем вы
(мне это говорите?)

Зачем вы мне
(это говорите?)

Зачем вы мне это
(говорите?)

 
Зачем вы мне это говорите в телевизоре?
Зачем вы мне это говорите по радио?
Зачем вы мне это говорите в газетах?
Зачем вы в нам это говорите из белых
и красных домов?

 
Зачем вы мне это говорите?
Зачем вы мне?
Зачем вы?
Зачем?
О чем?
МОЛЧИТЕ ЗА…

 

 


С-ЛОМ

 
Новому жилищному кодексу посвящается

 

   Дом.
   Лом.
СЛОМ

 
жизнь
вызнь
из

 
Дом. Слом лом

 
дожизнь
зажизнь
пожизнь
ВЫЖИЗНЬ
но
дом – лом – слом
слом дом
жизнь – лом
сжи-лом

 

 

 
*  *  *

 

в принципе
оно конечно:
ленин
сталин

 
но
с другой стороны
так уж получилось

 
-- Евгений В. Харитонов (Москва)

 

 

  

Платонов – всегда

 
композиция

 

 1.

стирающий грань
молчания-речи
жизни-смерти
человека-травы

 
желтоватое лицо
уходящего

 
одеяло землистого цвета

 
огонь догорающий
видит
и уже !
не плачет

 

 
2.

 
он видит
где бегут полые люди

 
они бессмертны

 
он спешит
пока еще не смерклось
напрягая зренье

 
дальше? назад?

 

 

3.

 
умирание голоса –
                 логоса
конвульсии смеха

 
и трещит под ногой
скорлупа ореха
похожего на череп
сухой

 
на чело века

 

 
4.

''...взрывная волна... слаба для моей
гибели. Меня убьет только прямое
попадание по башке''.

А. Платонов
                               (из письма жене 6 июня 1943 г.)

 

в глазах ребенка
запрокинутых
прозрел невидимое

 
соединились небо и земля
от взрыва

 
холст неба
разрываемый с треском

 
мгновенная вспышка
затянувшейся боли
слова

 
лишь вера –
рожденное не умирает
           да!

 
 

 

Прозоиды

                           Юрию Орлицкому

 

 
1.

 
Ты смотришь на льдину – поднимается
льдина от взгляда – отплывает – плывет льдина
плывет – синий срез – в сущности ровным слоем
замерзшая вода. Ты находишь другой вариант фра-
зы – переселяешься в другое лето – исчисление –
льдина плывет – и уже – почти невидимая – пере-
во-рачивается

 

 
2.

 
Описание сумки с хлебом. Колесо политики.
Ось. Керосин пре-обладания. Тайное возник-
Новение легких дуновений. Вот и впадина
ночи.Речение, речение...

 

 
3.

 
Ты попадаешь в вихрь кажущихся противоречий
над тобой кружат соломинки // слегка пока-
лывают легкие их коленца // может быть
и коленца тоже легкие в том
смысле что мало весят // невесомые вот что

 
вслед за этим ты входишь в письменный лес
где мелькает красная шапка подосиновика

 
в эту минуту дятел извлек из-под коры
немыслимого вредителя // и позавтракал

 

 
 

Тенезмы

 

1

 
чредою пустынных мел
волы пустыни
бредут сил

 
это лепка валов
перекатка с груди
на живот
     я повторяю что мел
что теченье черты


2

 
молиБог устремленный
праздничновероятный
выравнивающий ранки
выплывающий
из пучины
с каплями воды
на усах
словно Эйнштейн

 
3

 
иногда имена людей
звучат как стихи-и-и

 
4

 
масло провасло
водка мри

 
-- Сергей Бирюков (Халле, Германия)

 

  
 

*  *  *

 
знаешь
я тоже уже ничего не знаю

 
видишь ли
я же давно ничего не вижу

 
ты понимаешь
но я-то вот не понимаю

 
так-то вот
вот мы и поговорили

 

 
 

*  *  *

 
поговори хоть ты со мной
о чем-нибудь поговори

 
скажи хотя бы пару слов
ну хоть чего-то промычи

 
Бог знает что себе бормочешь
найдя пустой стакан в ночи

 

 
 

*  *  *

 
гипс –
панацея

 
мгновение
остановилось

 
-- Александр Макаров-Кротков (Москва)

 

 

 

Инструкция по открыванию консервной банки

 

Вскрывая консервную банку, в ней
Такое можно найти...
(Победа над скорбным перечнем дней)
Что лучше уж, и горек мой хлеб,
и сердце себя ведёт,
свобода спасибо, и сворка дней,
и с каждым не по пути,
и пепел в банку мою стучит,
и знаю всё наперёд.

 
Идёт один- другой по мосту
улиткой живой, ха-ха,
а если вспомнишь, скорей забудь,
затыкай нутром дыру...

 
Да будет доблестным твой путь
Обратно к себе в нору.

 

 

*  *  *

 
Имена память роняет в дыру,
И меня. Неужели тоже:
уникальный вальс, когда я сотру
три четверти рожи
об асфальт, оформляющий статуи за горизонт
небывалого неба,
я тебя попрошу, будь по-прежнему твёрд,
как никто ещё не был,
чтоб из мятой бумаги, из памяти, мяты, осины со сна и звеня
острый глаз далеко одинокий и синий
проколол горизонт для меня.

 

 

*  *  *

 
Когда молчание сведёт тебя с ума.
Когда с ума сведёт молчание тебя.
Когда молчание тебя с ума сведёт,
Ничто на свете к тебе больше не придёт.

 
Он не придёт к тебе, прекрасный, как земля,
весной земля, когда зелёные поля
горят во тьме и, наклоняясь к голове,
тебя катают, как котёнка по траве.

 
Он не придёт к тебе, поскольку никогда.
Твои глаза его забудут без суда,
как что-то жёлтое, ушедшее навек,
когда ты был ещё отчасти человек.

 
Он не придёт, и потому не говори.
что ты, как встарь его любила до зари,
что не придёт, как птицы в небо, провода,
и ангелочки упорхают без следа.

 
Он не молчание сведёт тебя с ума,
и помнят все, да и когда-то ты сама,
читая книги, так и прошлое прошло,
и лишь под веками, как плесень, процвело.

 
Так расползается одежда под рукой.
Так на покой нас успокой нас упокой.

 
-- Ирина Карпинская (Париж)

 

 

Мои ученики

 
Строчки неряшливы, как халат
У продавца в овощном магазине –
Черная свекла, желтый салат
И помидор со щекою синей.
Нет же, такого не сыщешь теперь,
Только вот строчки не изменились,
В стихотворенье заляпана дверь,
Ученики мне под утро снились:
Щеголеватые старики –
По двое входят хореи и ямбы,
Доковыляли до третьей строки,
И провалились в лощины и ямы,
За руки я их тяну, а сама
Что-то бессмысленное мурлычу –
Где же тетрадка? За окнами тьма,
Карандашом я вслепую тычу…

 
Не научиться грядки полоть,
Если уже не сгибаются спины,
Не научить изможденную плоть
Песнею затрепетать соловьиной.
Мои песнопевцы уходят во мрак,
В свои безнадзорные одиночки,
Гляну вослед – так неровен шаг,
Как неуклюжие смутные строчки.

 

 

 *  *  *

 
Снова с детьми прощаемся,
Бесслезные… Будто в броне.
Как быстро мы превращаемся
В фотографии на стене.

 
Мы смотрим из тесных рамок,
С вылинявших портретов,
Где мы зачастую моложе
Тех, кто не глянет на нас.
Заиграна эта драма,
На нее сколько хочешь билетов,
Но кто-то из верхней ложи
Со сцены не сводит глаз.

 
Этому режиссеру
Порядок прощаний известен:
Текст послушать вполслуха,
Небрежно взмахнуть рукой.
Все декорации впору,
Каждый актер на месте –
Комическая старуха,
Дед с реквизитной клюкой…
Кому рожать,
Кому провожать,
Кому – окаянный покой.

 

 

 
*  *  *

 
Как пережить, что нельзя пережить?
Оказывается, можно.
Горстку камней на плиту положить,
А после в пыли дорожной
Взглядом невидящим отмечать
Прыть суеты мышиной,
Новых гостиниц спесивую стать,
Банки, витрины, машины.
Шатаясь, войти в опустевший дом
С хлопочущими друзьями,
Неделю с гостями сидеть, а потом –
С пустыней, одетой горами.
И снова по улице молча кружить,
Как на прогулке острожной…
Жизнью пустынною дорожить,
Оказывается, можно.

 
-- Елена Аксельрод (Иерусалим)

 

 

 

Сложение – вычитание

 
…прибавить
                свиданье, волненье, цветы,
                скрипичный концерт и поездку в Испанию,
                покупки, пейзаж неземной красоты.
Отнять
                неуверенность, недосыпанье,
                а также визиты к зубному врачу.
Прибавить
                хрустальный сентябрь и рябину,
                ноктюрны Шопена, бокал и свечу,
Но вычесть
                начальника, слякоть, ангину.
Прибавить
                поход и привал у ручья
И вычесть
                жару, дураков, раздраженье.

 
А наши любимые, дети, друзья –
Здесь нет вариантов, здесь только сложенье.

 
Еще? Ну конечно, прибавить стихи,
Уменье смеяться, влюбляться, лукавить.

 
Отнять непременно все наши грехи…
А впрочем, кто знает, отнять или прибавить?

 
И плюс или минус скольжение лет?
Разлуки, сомнения? Жизнь наудачу?

 
Заглядывать только не нужно в ответ –
Пусть даже неверно решим мы задачу.

 

 

 
*  *  * 

 
Как славно
По улице, мостику, скверу  идти не спеша,
Следить, как веселое облачко кружится плавно.
Одно у тебя лишь на свете богатство – душа,
Она же с тобой.
Так куда торопиться?
Как славно!

 
Как сладко!
Никто и нигде твоего возвращенья не ждет.
Маршрут твой понятен вполне, да и ты не загадка.
И все, что на ум тебе в это мгновенье взбредет,
Исполни – никто не заметит, не ахнет.
Как сладко!

 
Как грустно!
Вселяться  в толпу, в суету неохота и лень:
Желанья давно полиняли, и выцвели чувства.
И этот сияющий солнечный праздничный день
К тебе отношенья почти не имеет.
Как грустно!

 
И зябко. И зыбко. И весело.
Ты не страшись
Последнего в долгом твоем марафоне отрезка.
Печальная, зябкая, зыбкая жизнь – это ЖИЗНЬ.
Ну, больше в ней блеска и пыла.
Ну, меньше в ней блеска…

 

-- Лорина Дымова (Иерусалим)


 

 

 
Фрагмент декабря

 
Снег подтаял
и чуть
скользит сапог,
вычерчивая
          долгий
                иероглиф-зигзаг.
Тишиною созревшей
наполнена ночь,
и звезды безымянной курс –
путеводный знак.
Просто выбросить из головы
суеты неумолчный стук.
Стать почти что рабом  тишины,
откликаясь на каждый
внезапный звук.

 


*  *  * 


В многолюдье толпы
Закрыв глаза, вижу
Белую лошадь у реки

 
-- Галина Черникова (Астрахань)

 

 

 
*  *  * 

слитно пишется рцы плотно речёт вода
кожа тебе горчит нет говоришь куда
в плотных слоях судьбы плавит себя Иов
переводи мосты на птичий из всех языков
переводи себя по тёплым мостам сюда
ласточкой пролетит мимо тебя плотва
минувшим тебя крылом талым к седьмому числу
что ж обратись в юдоль для рцы
слог воды в звезду




*  *  * 

 
рыба поёт на дне
дерево вглубь растёт
щенки прогрызают тень
за ней стоит идиот

где идиот стоит
и стоит себя двоих
рыба летит как нимб
раз – написала стих

два – распечатала лист
или его печать
после свою печаль
чтобы её играть

три – приходи за мной
в этот солёный плеск
четыре – рыба поёт
и входит в прозрачный лес

пять – подними её –

выпусти и лети
шесть и на семь – и кто
сможет меня простить?

 
-- Александр Петрушкин (Челябинская обл.)


 

 

Под пиво

 
карман скорее пуст чем полон
экономическое порно
я б запретил из новостей
достаточно одних вестей
ах август (жмите ввод для вставки)
дефолт маячит скачут ставки
шеренги фишек голубых
того чего не может быть
картинка репина приплыли
всё как обычно нас ли мы ли
и ключевому слову рад
бубнит дурак – электорат


 


Шесть часов пополудни

 
я здесь противлюсь скуке и природе
желая привнести чего-то в роде
не хаоса а скажем энтропии
не благозвучно… прочее пропили
старик шеннон и дядька-кибернетик
система лишена дурацких этик
и ничего не ведает она
о том как гармонично сложена

 
пускай её… а мы несём разлад
в себе самих такой культурный пласт
не сразу своротишь да и не надо
натура дура требует обряда
так нате-с – вероятностны миры
такое трам-там-там хухры-мухры
но скучно даже это даже это
и дежавю нисходит на поэта

 
-- Сергей Свиридов (Рязань)

 

 

 

*  *  *

 
Москва полна бродячих псов
Кинь им кость – перегрызут тебе глотку
Москва полна неугомонных стариков и старух
Мы с ними вместе начинали…
Мы с ними учились –
Чему?
Мы думали, выживать
Они полагали, кусаться


 

 

Моя грамматика

 
Вопрос
Недоумение:
ОН – ОНА – ОНИ?
ОН – ОНИ?
ОНА – ОНИ?       
ОН – ОНА?
ОНА?
Я?.. ДА,
Я одна без НИХ
На весь мой век:
Я

 
-- Полина Слуцкина (Москва)

 

 

 

Из цикла «Минисаги»

 

М

 
Милашка Моцарт!
Маэстро медовых менуэтов,
мандариновых мадригалов,
малиновых мотетов,
мармеладных месс...
Мастер марципанового метроритма,
миндальных модуляций,
можжевелового мажор-минора...
Маньяк мяукающих мотивов,
мурлычущих мелодий,
моргающих мордентов...
Ментор мямлящих мамзелей,
млеющих меломанов...
Маркиз месмерических маскарадов...
Магистр миланского многоголосья,
мангеймского максимализма...
Мучитель мюнхенских мистиков,
масонских маразматиков...
Мудрый манипулятор меланхолических мгновений...
Моцарт –
Макрокосм
Музыки!

 
-- Дмитрий Смирнов (Сент-Олбанс, Англия)

 

 

 

Красный лев

 
Угощая кефиром крылатого льва
не надейся пролезть сквозь игольное ушко, -
только мясом вырванным из себя
можно зверя насытить и то ненадолго.

 
И не рыком вольется он в кровь
а судьбой.

 
Красный лев воцарится в груди
легковерному сердцу взамен,
будет суд надлежащий вершить он
над праздной душой...

 
-- Кристина Зейтунян-Белоус (Париж)


 


*  *  *

 
Одолеть утолить исцелить уцелеть
Невозможно
Оттого и слова так похожи
Что это всего лишь слова

 
-- Галина Гордеева (Чебоксары)

 

 

 
Из «Перевернутых пословиц и одностроков»

 
Несчастны богатые телом.

 
-- Владимир Леви (Москва)

 

  

*  *  *

 
Тихая птица
Мне нашептала на ухо
Все, что случится,
Каким сиятельным духом
Хранима,
В каком наследстве
Мое есть имя,
Куда взбираться
Высокой мыслью,
Какому царству
Рабыней числюсь,
Откуда – рухну,
К чему – стремиться
Мне нашептала на ухо
Добрая птица.

 
-- Наталья Лайдинен (Москва)

 

 

 
Загадка

 
Закружúла
Завь´южила
Заворожúла
Забелúла
Заснéжила
Засеребрúла
Загрустила
Заплакала
Заледенила
Завела
Замела
Занесла
Заслонила
Засмеялась
Запела
Завыла
Задула
……
Замерла
……
Завернулась
в Закат
и Заснула…

 
-- Элана (Саратов)